Герой Советского Союза генерал-лейтенант Иван Кондратьевич Кравцов

Жизненный путь нашего земляка, Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Ивана Кондратьевича Кравцова

 19 октября 1964 года в результате авиационной катастрофы трагически  погиб генерал-лейтенант в отставке, Герой Советского Союза Иван Кондратьевич Кравцов.

              Через три войны прошел И.К.Кравцов. 45 лет провел в строю. Начав военную службу солдатом, он стал видным военноначальником, командиром стрелкового корпуса, Героем Советского Союза.

              Иван Кондратьевич Кравцов родился 7 января 1896 года в селе Чуровичи в семье бедняка. Своего дома и земли у Кондрата Кравцова не было. Семья долгое время проживала в полуразвалившейся черной хатенке. Не радостным было детство Ивана. С малых лет пришлось помогать отцу пилить доски. Прибежит, бывало, Ваня из школы, наскоро перекусит и вместе со старшим братом Агафоном идет помогать отцу. Где-либо у нового сруба на улице стоят высокие козлы. На них лежит толстое, отесанное с двух сторон бревно, Отец стоит на бревне, держа двумя руками длинную пилу. Нижний ее конец доходил почти до самой земли. На ней ручка в полметра длиной, хорошо отшлифованная. За нее берутся братья: Агафон – слева, Иван – справа. Они тянут пилу вниз, а отец вверх. И так долгие часы изнурительного труда. На белоголовые чубы мальчиков сыпятся пахнущие смолой опилки. Словно снег осыпают они плечи и спины мальчиков, белой дорожкой ложатся они на землю. Пилить надо ровно, чтобы доски были прямыми. И поэтому ребята не сводят глаза с черной линии на бревне, что отбита шнуром, окрашенным углем, Голова весь день напряженно поднята кверху и поэтому первое время страшно болит шея, ломит спину. А потом Ваня привык, втянулся в работу, бревна пилились хорошо, доски выходили отменные – отец, по крайней мере, был доволен работой Ивана и Агафона.

              Только три года проучился Ваня в 3-х классном начальном училище, Других учебных заведений в Чуровичах не было. Где-то в городах были гимназии, коммерческие училища, институты,, но туда для бедняка дорога была закрыта. Учились в них только дети богатых. Зимой с отцом братья пилили доски, а как только приходила весна и оттаивала земля, Ваня нанимался на кирпичный завод. Он месил жирную желтую  глину, а затем формовал из нее кирпичи. И кто  не знает какая это тяжелая и изнурительная работа. Формовщик стоит у широкого длинного стола, с засученными выше колен брюками, на столе – деревянный ящик- форма, сразу на две кирпичины, Рядом неглубокая яма,  в ней хорошо перемешанная, уже готовая глина. Сначала надо взять из кучки горсть сухого песка и тщательно посыпать им изнутри формы, потом нагнуться и взять из ямы ком глины и с размаху бросить в форму. Взять нужно столько и бросить так сильно, чтобы ком сразу заполнил форму до самых нижних уголков. Если меньше взял глины – форма будет неполной.  Надо снова нагибаться, брать добавок и бросать в форму. Если много взял – глина выпирает сверху горбом. Надо рукой снять лишнюю глину и бросить ее в яму.

              В этом деле нужен глазомер и аптекарская точность. И все это делалось исключительно вручную. Рабским был в то время труд на кирпичном  заводе. Но  нужно было  трудиться,  никуда не денешься- семье нужна была помощь..

              А одно лето, сразу после школы, Ваня  вместе с дедом Селивестром пас общественное стадо, гоняя его на луга возле небольшой речки Цата..

В 1913 году семнадцатилетним парнем уезжает Иван Кравцов  в город Славянск, что на Донбассе. Там он поступает на работу каменщиком на завод « Электрик», И здесь было нелегко русскому парню: работали по 13-14 часов в сутки, ночевали в холодных бараках, зато разбухали банковские счета заводчика.

              В 1914 году началась первая мировая война. В 1915 году И.Кравцова призвали в царскую армию и направили  в 232-й запасной полк в г. Тверь.

( ныне г. Калинин), где он проходил  обучение  в течение 6 недель. Русская армия отступала, неся большие потери, и на фронте постоянно  требовалось пополнение.

              Уже в августе 1915 года  Иван Кравцов  был направлен  в действующую армию  на юго-западный фронт, в 53-й Волынский пехотный полк,  понесший в последних боях большие потери. Вскоре начались ожесточенные  бои  под городом Ровно.  Русские полки по несколько раз  в день ходили в  штыковые атаки, стремясь отбросить  наступающего противника. Но без достаточной артиллерийской подготовки атаки не давали  желаемых результатов. Царское правительство  к войне  не было готово и армия держалась  только на беспримерном мужестве  и храбрости русского солдата.

              Война принимала затяжной характер.. В одной из атак солдат Иван Кравцов штыком заколол двух немцев, а третьего взял в плен. Его наградили  Георгиевским крестом 2 степени.

              В начале 1916 года  его посылают  в учебную команду, по окончанию которой ему было присвоено звание  унтер-офицера. Он назначается командиром отделения.

              Вскоре полк перебрасывают  в Румынию, где осенью 1916 года развернулись кровопролитные бои. Действуя  с группой пластунов-разведчиков.

              И.К. Кравцов захватил « языка», который дал ценные  сведения о войсках противника. 14-я пехотная дивизия, в состав которой входил и 53- й Волынский полк, крепко стояла на своих позициях. Немцы не могли прорвать ее оборону и перешли к позиционной войне.

              За мужество и храбрость  на Румынском фронте Иван Кравцов был награжден  еще двумя Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степени. Здесь и застала его весть о свержении царя. А затем и временного правительства, о переходе власти в руки рабочих и крестьян. Радостно встретили вести о революции солдаты Волынского полка. На состоявшемся митинге, революционно настроенные солдаты приветствовали великий Октябрь, призывали всех солдат дивизии кончать войну. Был заключен Брестский мир. Солдаты разъезжались по домам. В начале 1918 года вернулся в родные места и Иван Кондратьевич. Чуровичи в то время входили в состав Черниговской губернии. Началась гражданская война. Вскоре в село вошли гайдамаки гетмана Скоропадского. В феврале 1918 года немцы вторглись в пределы Украины и Белоруссии и оккупировали их.

              «Надо гнать гайдамаков и немцев с родной земли», — говорил своим землякам фронтовик-окопник Иван Кравцов, — «наша Советская  власть должна быть установлена по всей Украине»

              Об этом вскоре  стало известно  командованию гайдамаков, и нагрянули в дом к Кондрату Кравцову.

Поставив стариков и детей к стенке, они приказали им  не шевелиться, а сами производили обыск. Они искали « большевик» Ивана.

              Заранее предупрежденный  своими товарищами, Иван Кравцов прятался на соседней улице у Первого И.И. Через несколько дней  с группой своих земляков-фронтовиков Иван уходит в Клинцы.

              В декабре  1918 года в г.Клинцы вступил со своим отрядом богунцев прославленный герой Гражданской войны Николай Александрович Щорс. В большом купеческом особняке, где разместился штаб, шла запись добровольцев в Красную Армию. День и ночь здесь толпились сотни людей. К штабу на вороном коне подъехал всадник. Это был Антон Яковлевич Поляков, односельчанин Кравцова. Он бросил взгляд на стоявших молодых парней и узнал И. Кравцова.

              Радостной была встреча земляков у штаба Щорса. Обо многом говорили, расспрашивали друг друга о службе, о доме.

— Здравствуй, земляк! Разве не узнаешь меня, Ванюша? – подъезжая к штабу, еще на ходу прокричал радостно и нетерпеливо Антон Поляков.

— Здравствуй, здравствуй! как же тебя не узнать, все сразу приметное: и конь, и сабля, и наган, и карабин. За версту видно – наш парень. Иван Кравцов крепко пожал руку Полякову.

              — Давно ли из Чурович, Иван?

              — Да, порядочно. Еще летом сюда мы пришли втроем.

              — Что там нового? Живы мои старики?

              — Твои живы! А вот за своих не знаю. Узнают гайдамаки, что ушел к Щорсу, не миновать беды. Да и меня едва не арестовали. Искали везде по всему селу, все в доме перевернули – едва ноги унес.

              — Ну, теперь мы их погоним, на Украину идем. Наша задача – очистить всю Украину от гайдамаков и немцев. Где ты остановился, Иван?

              — Да вот, на следующей улице, сразу за углом. Там во дворе домишко там и живем. Заходи вечером. А сейчас мне надо с отделением заниматься.

              — Вы что, уже успели записаться добровольцами?

              — Сразу же! все мои товарищи вступили в Красную Армию. Меня назначили командиром отделения, как  фронтовика.

              — У тебя чин какой-то и три Геогриевских креста?

              — Ну какой там чин? Старший унтер офицер всего. А Геогриевские кресты дома оставил.

              Короток зимний декабрьский день. Мороз к вечеру крепчал. У штаба беспрерывно сновали бойцы и командиры отряда, подходили с рабочих окраин молодые парни-добровольцы. Клинцы – город текстильщиков, каменщиков, обувщиков и швейников посылал на защиту Советской республики лучших своих сыновей. Пролетариат города давал своей родной Красной Армии все, что мог: шинели и гимнастерки, сапоги и ботинки, винтовки и шашки. Мастеровые люди города все это умели делать на своих предприятиях.

              Вскоре, сформированный Н.Щорсом Богунский полк двинулся на Новозыбков – Злынку – Старые Юрковичи – Городню – Сновск. Параллельно богунцам шел Таращанский полк, во главе которого стоял Василий Назарович Боженко. Из Клинцов он двинулся на Климово – Чуровичи – Клюсы – Сновск. И повсюду, где проходили богунцы и таращанцы, крестьянские и рабочие парни вступали под знамена Красной Армии. Большинство их них даже ни разу не держали в руках винтовки. Но опытные инструкторы из числа старых солдат быстро помогали им осваивать оружие, терпеливо обучая их всем приемам воинского мастерства. Этого требовала революция.

              В отделении у Кравцова было 14 бойцов и только двое служили в царской армии солдатами, остальные – безусая молодежь по 18-19 лет. Это были рабочие и крестьянские парни, беззаветно преданные революции. Командиру приходилось дни и ночи уделять обучению своих бойцов: владеть оружием, колоть штыком, делать перебежки, изучать караульный и полевой уставы, проводить политзанятия. Все бойцы были смышлеными и любознательными, много задавали вопросов – все они горели желанием быстрее постигнуть тонкости военной службы. Ведь многие из этих парней даже не знали грамоты. У многих из них за спиной было только по одному классу церковно-приходской школы. И Ивану Кравцову приходилось по ночам обучать бойцов еще и грамоте.

              Как то в одном селе встретился Кравцову его однополчанин по 53 Волынскому пехотному полку. Его ранило и он выбыл из полка и был дома. Этот однополчанин угощал самосадом бойцов,  а потом, когда Иван Кондратьевич вышел из  хаты, проговорился:

              — Да вы знаете, ребята, кто ваш командир? Это же герой, он кавалер георгиевских крестов. Ему офицеры обязаны честь отдавать. Он всегда очень умело ходит в разведку и обязательно приводит « языка». А в атаку? Надо было видеть, как он орудовал штыком.

              Бойцы и сами видели, как  умен и бесстрашен был их командир, особенно после боя за Чернигов. А было тогда так, что наступающие  красные цепи залегли под шквальным огнем неприятеля и не могли подняться.

А Чернигов вот он- рядом! Уже ясно видны постройки, дома, сараи, заборы на окраине города.

              Сколько придется лежать еще в снегу- никто не знал. А пулеметы белых беспрерывно бьют по нашим цепям. И вот тут-то на левом фланге вскакивает командир отделения Иван Кравцов  и с криком: « Вперед, богунцы! Ура!- бросается к окраине города. За ним вскочили бойцы его отделения, вся рота- и вот они  уже в городе. Ворвались богунцы на улицы древнего Чернигова  и побежали беляки за десну, на Бровары и Киев. Бой за Чернигов окончился нашей победой. Богатые трофеи  захватили красные бойцы на железнодорожной станции. Много складов с военным имуществом было захвачено  в городе. На другой день командир полка  Николай Щорс, видевший лично,  как повел цепи в атаку Иван Кондратьевич, вызвал его  к себе в штаб.

              -От имени реввоенсовета республики, лично от себя, за геройский подвиг, товарищ Кравцов, выношу вам благодарность и назначаю  вас командиром взвода, пожимая руку Кравцову, взволнованно говорил он. В Чернигове полки были переполнены. Была сформирована новая дивизия Красной Армии, которой был присвоен 44 номер. Командиром дивизии был назначен Н.А.Щорс. Перейдя десну, полки 44 дивизии начали бой за Бровары.  Два дня шел бой. Два дня бойцы вели огонь по засевшим  в Броварах белогвардейцам. И только тогда, когда с правого фланга зашли кавалерийский эскадрон и две роты богунцев, белые дрогнули  и в панике побежали.. На плечах отступающего противника ворвались бойцы 44-дивизии в Дарницу. Это уже предместье Киева. На том берегу златоглавый Киев. А в это время в Киеве вспыхнуло восстание рабочих Арсенала. В ночь на 14 января по тонкому льду Днепра, используя доски и жерди, бойцы переправились  на тот берег и ворвались  в город.  И одним из первых на улицах Киева появились  бойцы  взвода Кравцова. Они пробились к Арсеналу и встретились  с его героическими защитниками. Белые бежали на Белую Церковь и далее к Одессе.

              В одном из боев с петлюровцами под селом Бородянкой Иван Кравцов , действуя бесстрашно и находчиво, без единого выстрела, со своими бойцами разбил врага. А дело было так..

              Пятая рота богунцев вела наступление на село Загомовцы.

Связи с  правым и левым соседом не было. Вместе с ротой былвоенком полка тов. Шафранский. Возле деревни богунцы заметили бойцов из 11 пограничного полка, которые отстреливаясь, отходили.

              Военком Шафранский приказал командиру роты Гишене присоединить  к себе пограничников и наступать на село. Петлюровцев здесь уже не оказалось. Выставив охранение, бойцы роты расположились на отдых. Ночь прошла спокойно. И вдруг на рассвете на улицах и в огородах  начали рваться снаряды. Петлюровцы повели наступление на село, дав несколько залпов из орудий. На окраине села, где находилось боевое охранение, слышалась уже частая ружейно-пулеметная перестрелка. Быстро выбегали бойцы из домов и спешно готовились к отражению атаки противника.

Иван Кондратьевич, оставив на месте своего  заместителя, а сам направился к караулу, узнать в чем там дело. Но не пройдя и сотни шагов, они очутились под перекрестным огнем петлюровцев. Кравцов пытался ползком добраться до роты и сообщить, что наша застава окружена противником. Но петлюровцы открыли бешеный огонь из пулеметов, так что нельзя  было и головы поднять . Между тем , сзади уже бежали, рассыпавшись в цепь, бойцы роты. Вот сейчас бойцы попадут под перекрестный огонь пулеметов и погибнут. Медлить нельзя было ни одной минуты. И вдруг Кравцов закричал в сторону петлюровцев:

              -«Стойте, не стреляйте! Свои же». И вмиг поднялся. Петлюровцы прекратили стрельбу и стали громко спрашивать:

              -Кто вы?

              Воспользовавшись этим моментом рота выдвинулась вперед и поравнялась со взводным. В предрассветных сумерках трудно было различить, кто это были: свои или красные.

              Это и учел Иван Кравцов. Сделав знак бойцам не стрелять, и снова крикнул в сторону врагов:

              -Якого куреня?

              — Другого куриня, Черноморского.

              — А мы першего куреня!- снова прокричал Кравцов.

Было слышно, как в цепи противника начались разговоры:

              -Це,  мабуть, наши?Треба не стрилять!

              И вдруг Кравцов с криком: « Вперед, богунцы!»- бросился на одураченных петлюровцев, а за ним и вся рота. НЕ успели петлюровцы и опомниться, как богунцы смяли их ряды, лихо действовали штыками и прикладами. Без единого выстрела враг был разгромлен.За героические подвиги на фронтах гражданской войны , за храбрость в боях под Новгород-Волынском с петлюровцами, с деникинцами под Киевом, с белополяками под Ровно,  и других местах Реввоенсовет республики наградил Ивана Кондратьевича Кравцова орденом Боевого Красного Знамени.

             Окончилась гражданская война. Отгремели бои, страна приступила к мирной жихзни. Но Кравцов продолжал службу  в легендарной 44 дивизии. Он стал уже командиром роты. В 1923 году был принят в ряды Коммунистической партии. И.К.Кравцов решил всю свою оставшуюся жизнь посвятить защите Родины и остался в армии. Родная 44 стала для него самой близкой и дорогой. В том же 1925 году его направили на учебу в Киевскую объединенную школу командиров РККА. Через два года он успешно закончил школу и получил назначение в 80 стрелковую дивизию в г. Славянск командиром роты, а затем командиром батальона.

              Красной Армии требовались опытные, хорошо подготовленные, имеющие высшее образование командиры. И вскоре командование посылает Кравцова учиться  в военную академию имени Фрунзе. Это было в 1929 году, а в мае1932 года он успешно ее уже закончил. В этот период страна наращивала темпы социалистического строительства, укрепляла оборонную мощь, создавала новые рода войск- бронетанковые соединения.И.К.Кравцов направляется на курсы переподготовки для службы в танковых войсках. После окончания курсов он был направлен в г.Оренбург в качестве командира танкового полка, где служил с 1937 года.

              Великая Отечественная война застала И.К.Кравцова на посту начальника штаба 21 танковой дивизии. С первых  же дней войны дивизия была направлена на фронт. С тяжелыми боями отходили танкисты под напором  превосходящих сил немецких захватчиков, несут большие потери. Но вот враг остановлен. Дальше реки Волхов ему пути нет.

              В октябре 1941 года полковника И.К.Кравцова назначают командиром 281 стрелковой дивизии, входившей в состав 54 армии.

              Дивизия держала оборону на Волховском фронте. Ее бойцы и командир перенесли  всю тяжесть первых дней войны, отразили многочисленные  атаки врага  и выстояли. Зимой 1942-43 годов дивизия  принимала участие в  прорыве  ленинградской блокады.  За умение руководить  боевыми действиями  И.К. Кравцов был награжден орденом Боевого Красного Знамени. В июне 1943 года его направляют  на шестимесячные курсы на учебу в Военную Академию Генерального Штаба Советской Армии. Это был ускоренный выпуск военного времени . После окончания Академии Генерального Штаба Советской Армии Кравцов И.К. был направлен на Третий Украинский фронт, командующим  которого был в то время Р.Я. Малиновский.

              Кравцов И.К. был назначен командиром  39 гвардейского стрелкового корпуса, входящего в состав 8 гвардейской армии В.И. Чуйкова ( бывшая 62 армия).

              В этой армии находилась и родная И.Кравцову 44 , ставшая  к этому времени гвардейской, стрелковая дивизия, созданная Н.А.Щорсом и прославленные ее полки: Богунский, Таращанский и Нежинский. Какое совпадение! Начав службу в этой  дивизии младшим командиром, Кравцов вырос за эти годы до командующего  стрелковым корпусом, стал генералом-майором. В этой дивизии было много земляков- уроженцев Брянщины.

Командование фронтом назначает генерал-майора Кравцова одновременно  и начальником штаба 8 гвардейской армии.

              В разгар боев на Никольско-Криворовском направлении,  развернувшихся с 10 января  1944 года, и прибыл на 3 Украинский фронт И.К.Кравцов.31 января начала наступление  8 гвардейская армия. После жаркой артиллерийской подготовки, прорвав Укрепленную оборону противника, пошли в атаку и   батальоны  гвардейского корпуса И.Кравцова. Генерал-майор Кравцов находился на наблюдательном пункте вместе с приехавшим в корпус командиром В.И.Чуйковым, хорошо видел, как вслед за огневым шквалом  бежали по снежному полю его бойцы.

              — Теперь мы не такие, Иван Кондратьевич, как были в 41,- наблюдая за тактикой наших солдат и командиров, проговорил командир.- Вон как пошла пехота! Немцы драпают- не догонишь!

              -Да, Василий Иванович,- отвечал комрот,- мы научились воевать, за три года мы хорошую академию прошли.

              Командир улыбнулся. Он то хорошо знал, какую « академию» прошли его гвардейцы в окопах огненного Сталинграда за 200 героических дней и ночей.

              Ни весенняя распутица, ни непроходимая грязь, ни бездорожье, ни заградительный огонь немецких орудий и минометов- ничто не могло остановить наступательного порыва гвардейцев.

              Километр за километром, утопая по колено в непролазной грязи, они шли вперед, на запад. 5 февраля было взято Апостолово, а 7 февраля  был освобожден и Никополь. Противник поспешно отступал под ударами наших частей, бросая застрявшие  в грязи танки, пушки, автомашины, обозы.

              В Никольско-Криворожской операции, тщательно разработанной  нашим командованием, было разгромлено несколько немецких дивизий. 10 февраля враг пытался нанести контрудар  в направлении Апостолово, но гвардейцы успешно отбили все атаки противника.

              В результате наступательных операций было захвачено много трофейного имущества и пленных фашистов. Знаменательно, что гвардейцы 8 армии снова гнали и били  6 немецкую армию, вновь восстановленную после ее полного разгрома под Сталинградом.

              Только тогда была зима,  и гитлеровцы сваливали свои неудачи и поражения на генерала « Морозова», а теперь была весна и они опять ссылались на « генерала», только уже на « генерала грязь». Этим они объяснили свое поспешное бегство с Украины.

              Захваченные нашими войсками документы раскрывают причины разгрома немцев. Вот что сообщил командир  16 моторизованной дивизии в письме командующему 6 немецкой армии: « Много машин было потеряно в грязи во время отхода из Михайловки на запад. Отступающая пехота потеряла  свое последнее  тяжелое  орудие  и боеприпасы.

              Сотнями брели эти уставшие люди шаг за шагом по грязи, доходившей до колен. Над нами витал дух катастрофы.»

«Враг, рассчитывавший  на весеннюю распутицу  как на своего союзника, теперь был готов свалить всю вину за поражение на грязь и бездорожье».

(« История Великой Отечественной войны» -том 4, стр.72).

              Вскоре, 6 марта 1944 года. Войска фронта начали новое наступление. И.Кравцов, будучи начальником штаба 8 гвардейской армии, разработал и

предложил  Военному совету фронта план  удара на Одессу. План был утвержден.  Гвардейцы прорывают сильно укрепленную оборонительную полосу противника на реке Ингул и, форсировав широко разлившимся Южным Буг, стремительно  двигался к Одессе. Большая группировка немецких войск попадает  восточнее Николаевки в « котел». Было захвачено здесь большое количество пленных, много боевой техники. Враг понес большие потери и в живой силе. За 7 дней  боев, с 18 по 24 марта, войска продвинулись на 110 километров. А 9 апреля 1944 года гвардейские дивизии подошли к Одессе и начали штурм города.  На утро следующего дня Одесса была взята. Войска фронта вышли к реке Днестр и границе Молдавии. За освобождение Украины и взятие города Одесса тысячи солдат и офицеров были награждены орденами  и медалями Союза ССР.

              Генерал- лейтенат И.К.Кравцов был награжден орденом Ленина.

Украинский народ организовал огромную помощь своим воинам-освободителям. В весеннее бездорожье, когда застревали в грязи машины и пушки, тысячи людей выходили на ремонт дорог и мостов, подносили на себе снаряды и мины, иногда за несколько километров.

              8 гвардейская армия в районе Одессы пробыла недолго. Ее вскоре перебросили на 1 Украинский фронт в район города Ковеля для наступления на Польшу и далее на Берлин.

              А генерал-майор И.Кравцов получает новое назначение. Его направляют в 57 армию командующим 64 стрелковым корпусом. Армия занимала оборону на левом берегу Днестра в районе напротив бывшей столицы Молдавии города Тирасполя.

              57 армией в то время командовал генерал-лейтенант Гаген, позднее его сменил на этом посту генерал-лейтенант М.Н. Шарохин.

              В расположении 64 стрелкового корпуса генерал-майор И.К.Кравцов прибыл 1 мая 1944 года. В корпус входили 19, 52, 73 гвардейские стрелковые дивизии. Вся армия началась готовиться  к решительному наступлению. 20 августа 1944 года началась знаменитая Яссо-Кишиневская операция, которую готовило командование фронтом скрытно от врага. После прорыва войсками 37 армии укреплений врага на стыке 3 румынской и 6 немецкой армии, 22 августа  в прорыв были введены  дивизии 64 стрелкового корпуса. Они создали внутреннее кольцо окружения немецко-фашистских войск. В « котел» к  27 августа попало и было разгромлено 18 немецких дивизий из 24. Остатки 6 армии вместе со своим  штабом  бежали в Карпаты. Враг понес огромные потери в живой силе и технике. Было убито и ранено свыше 180 тысяч человек. Советские войска полностью освободили Молдавию и вступили на территорию Румынии.  23 августа в Бухаресте вспыхнуло вооруженное восстание, ставшее началом народно-демократической революции в Румынии. Фашистское правительство Антонеско было свергнуто  и Румыния объявило войну Германии.

              23 августа 1944 года войска Советской Армии перешли границу Румынии и начали стремительно двигаться вглубь страны. В состав 57 армии на территории Румынии вошел и 64 корпус И. Кравцова. Части корпуса вышли  к городу  Измаилу  и перейдя через Дунай, по причерноморской  равнине Румынии стремительно вышли  6 сентября   к болгарской границе. 8 сентября 1944 года три армии ( 37, 57, 46) 3 украинского фронта  вступили в Болгарию. А 9-го сентября в Софии началось народное восстание. Здесь было образовано правительство Отечественного фронта, и Болгария объявила войну Германии. Не дойдя 50 километров до турецкой и греческой границы части 64 корпуса повернули на запад и уже 28 сентября совместно с болгарскими и югославскими войсками начали военные действия по освобождению Югославии.

              Дивизии корпуса широким фронтом начали наступление южнее Белграда. Обойдя с севера горы Западные Балканы нанесли непоправимый удар  по фашистской группировке «Сербия», захватив ее в клещи. С 3 по 8 октября части корпуса вели тяжелые бои за город Заячар и, взаимодействуя с частями 45-й дивизии народно-освободительной армии Югославии, разгромили здесь группировку противника, свыше 20 полков. Было захвачено в плен и уничтожено более 10 тысяч человек. Десятидневные бои за Белгород окончились блестящей победой наших войск. 20 октября была полностью освобождена столица Югославии Белград.

              Дивизии 64-го стрелкового корпуса под командованием И.К.Кравцова преодолели около 85 километров горной местности, успешно форсировали реки Мораву и Западную Мораву. Несмотря на упорное сопротивление противника они вышли на рубеж южнее г.Крагуеваца-восточнее города Кралево-Крушевац. Тем самым обеспечили успешное наступление главных сил фронта с юга и юго-востока от столицы Югославии. Население Югославии радостно и сердечно встречало советских воинов. На улицах толпы народа с цветами и подарками приветствовали проходившие войска. Жители городов и сел угощали их бойцов и офицеров вином, виноградом, фруктами, белым хлебом, приглашали к себе в гости. Вступившие в селения, спустившиеся с гор партизаны обнимали и целовали бойцов, благодарили советских воинов  за оказанную помощь.

              21 октября 1944 года в Белграде состоялись торжественные похороны советских и югославских воинов, погибших при освобождении города. Они вылились в огромную демонстрацию глубокой признательности югославского народа Советской Армии.

              « Население ухаживает за могилами павших бойцов, осыпает их цветами, на многих могилах круглые сутки горят свечи»- говорилось в донесении политуправления фронта.

              Советское правительство высоко и щедро отметило массовый подвиг наших воинов. Более 2-х тысяч солдат и офицеров Советской Армии было награждено орденами и медалями правительством Югославии. Генерал-майор И.К.Кравцов снова был награжден орденом Ленина, а правительство Югославии наградило его высшей наградой страны – золотой медалью             « Партизанская Звезда» I- степени. Боевые награды получили и многие воины 64-го стрелкового корпуса.

              Завершив Белградскую операцию, советские войска были переброшены в Венгрию. Здесь недалеко от югославо — венгерской границы, в 175 километрах южнее Будапешта развернулись ожесточенные бои. Командований 3-м Украинским фронтом , во главе которого стоял Ф.И. Толбухин, поставило перед 57-й армией генерала М.Н.Шарахина задачу: начать форсирование Дуная и захватить на его западном берегу плацдарм, для последующего наступления на Венгрию.

              Первыми подошли к Дунаю части 75-го стрелкового корпуса. В ночь на 7-е ноября в районе города Апатина и в ночь на 9 ноября в районе Бтина переправились через Дунай усиленные роты 74-й и 233-й стрелковых дивизий. Они захватили два небольших плацдарма на западном берегу Дуная и удерживали их до похода главных сил. А 13 ноября был введен в бой и 64-й стрелковый корпус. Генерал-майор Кравцов И.К. лично руководил переправой частей корпуса через Дунай на Батинском плацдарме.

              Здесь снова развернулись ожесточенные бои, не прекращавшиеся ни днем, ни ночью. Разлившийся от осенних дождей Дунай вышел из берегов. Река в нескольких местах прорвала дамбу и затопила берега. Оказались под  водой и подходы к немецким окопам. Наши части несли большие потери в людях. Обстановка требовала решительных действий по уничтожению врага. Противник беспрерывно бомбил и обстреливал понтонный мост и две паромные переправы, а также дорогу по заболоченной местности. И переправы стали действовать только ночью. Генерал-майор Кравцов не уходил с переправы ни на час. Он оборудовал на левом берегу свой КП и отсюда руководил форсированием водного рубежа и боевыми действиями войск, наступающих на вражеские позиции.

              Ночью саперы построили еще два понтонных моста и все дивизии корпуса были переброшены через Дунай. Ни разлив реки на многие километры, ни прорыв дамб, ни затопление подходов к позиции врага – ничто не могло остановить наступление наших войск.

              Бойцы и офицеры 64 стрелкового корпуса под огнем врага, по грудь в ледяной воде шли на штурм вражеских укреплений.

              В боях за овладение плацдармом на Дунае отличились многие части и воинские соединения. Батальон 19-й стрелковой дивизии капитана Г.Н.Долгополова встретили ожесточенное сопротивление врага, укрепившегося на высоте. Бойцы залегли. Враг не давал поднять голову, ведя обстрел из орудий и минометов. Тогда командир дивизии генерал-майор П.Е. Лазарев по совету командира Кравцова И.К. приказал обойти противника справа по затопленной местности. Бойцы и офицеры по пояс в воде прошли два километра, неся на себе пулеметы, минометы и боеприпасы. Выйдя во фланг противнику, батальон внезапным ударом овладел вражеским опорным пунктом. Гитлеровцы бежали, оставив на поле боя много раненых и убитых. Части дивизии продвинулись вперед, расширив плацдарм в глубину. В течении 14 дней гремела и не затихала ни на минуту канонада на плацдарме. Полки двух корпусов (64-го и 75-го) вели бои на правом берегу Дуная, расширяя плацдарм и отбрасывая противника на Запад. К 26 ноября на правый берег были переброшены еще два корпуса 57-й армии и 4-я гвардейская армия. Это дало возможность начать широкое наступление Советских войск с юга на Будапешт. За умелое руководство войсками и проявленные при этом героизм и храбрость И.К. Кравцову было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Одновременно ему было присвоено воинское звание генерал-лейтенанта. Тысячи бойцов и офицеров 64-го стрелкового корпуса были награждены орденами и медалями СССР. Корпусу было присвоено звание «Дунайский».

              Почти три с половиной месяца шли ожесточенные бои за Будапешт. И только 13 февраля 1945 года удалось сломить сопротивление противника и овладеть столицей Венгрии Будапештом. Еще 13 декабря 1944 года Венгрия порвала дипломатические отношения с фашистской Германией и объявила ей войну. Венгерские войска стали переходит на сторону Советской Армии целыми полками и дивизиями, особенно когда наши части подошли к австрийской границе. Многие венгерские соединения принимали участие в боях с гитлеровцами. Более полугода продолжались боевые действия по освобождению Венгрии от гитлеровцев.

              64-й стрелковый корпус оказался на самом решающем фланге советско-германского фронта, протянувшегося от Балтики до Югославии. Южнее его уже действовали югославские войска.

57-я армия вела бои против 2-й танковой армии немцев, которой командовал гитлеровский генерал Де-Ангел.

              В течение января-марта 1945 года дивизия 64-го корпуса с боями продвинулась вперед, на Запад Венгрии и Австрии. Были заняты города южной Венгрии: Мохач, Печ, Стешвар, Напошвар, Надъяконита. Последний является центром нефтеносного района, и с его потерей немецко-фашистские войска лишились последней базы снабжения их горючим.

              4 апреля 1945 года полки 64-го корпуса пересекли австро-венгерскую границу и начали освобождение Австрии от немецких оккупантов. Развернулись бои на подступах к городу Грац, в долине реки Мур. Отсюда до итальянской границы было около ста километров – 2 часа на автомобиле по хорошей дороге.

              8 мая 1945 года командующий 57-армии генерал-полковник М.Н.Шарохин сообщил генералу Кравцову радостную весть: «Германия признала себя побежденной и капитулировала. Война окончена! Мы победили!»

              Командующий издал приказ, в котором указывал, что немецкие войска в Берлине разгромлены и капитулированы. Нужно организовать прием пленных и вооружения на фронте в Австрии, а сейчас всякие боевые действия должны быть прекращены.

              Генерал Кравцов вызвал к себе начальника штаба, начальника политотдела, командиров дивизии и сообщил им о нашей победе, об окончании войны. Радости у всех не было границ. Наши воины ликовали: «наконец-то войне конец», но немцы вели себя странно. Они и не думали складывать оружие. Вечером 8 мая командир 73-й гвардейской дивизии сообщил, что к нему в штаб пришел немецкий парламентер, капитан с белым флагом и просит допустить его к командующему Армией.

              — Он не сказал зачем? —  спросил генерал.

              — Говорит, будет вести переговоры об условиях капитуляции.

              — Вести переговоры? Что за шутки. Никаких переговоров. Безоговорочная капитуляция! Ясно? Это значит без всяких разговоров они должны сложить оружие и сдаться в плен. А условие ему сообщите, если он их не знает. Вызовите грамотного ефрейтора и пусть он прочтет ему акт о капитуляции. Да и у них там такой акт есть: по радио его передали всем немецким частям еще утром из Берлина. Так что пусть идут и сдаются в плен.

Командир дивизии вызвал двадцатилетнего ефрейтора из охраны штаба и он прочитал немцу звонким юношеским голосом условия безоговорочной капитуляции.

              Немецкий капитан заявил, что он сообщит об этом своему командованию. Парламентера проводили до линии немецких окопов. Все ждали, что немцы, наконец, теперь начнут сдаваться в плен. Наступила тихая теплая ночь. По- южному ярко мерцали в небе звезды. Но их свет затмевали беспрерывные холодные огни ракет, вспыхивавшие над позициями немецких войск.

              — Почему немцы пускают ракеты? – думал, сидя на ступеньках штабной землянки генерал-лейтенант Кравцов. Не понятно пока. Нельзя же предполагать, что немцы жгут ракеты по тому, чтобы они не достались, как трофеи, победителям. Видимо здесь что-то другое. Но, главное, война кончилась и мы победили.

              Генерал вспомнил первые, тяжелые для нас, дни войны. Затем вспомнилась гражданская война, годы детства и юности. А ведь у него не было ни детства, ни юности. Вспомнилось родное село Чуровичи, где он родился.

И вдруг, ровно в 3 часа утра 9 мая в тылу противника раздались один за другим два мощных взрыва. Генерал вскочил.

              — Что бы это такое могло быть?

И вдруг догадка молнией пронеслась в голове: «Да это же немцы отходят и взрывают склады с боеприпасами. Они бегут сдаваться американцам, идущим сюда с Запада».

              — Но, не выйдет, господа! Этого мы вам не позволим!

Генерал тут же отдал приказ связистам: «Вызвать к телефону командиров дивизий»

              И когда те взяли трубки, он приказал им немедленно начать преследование отходящего противника, не дать немцам уйти и сдаться в плен американцам. И поднятые по тревоге боевые батальоны двинулись вперед. Минеры проделали проходы в минных полях и проволочных заграждениях. И вскоре на командный пункт генерала привели захваченных в плен сигнальщиков. Они сообщили, что они ночь пускали ракеты, а этим временем немецкие части еще в 23 часа начали отходить, чтобы сдаться американцем.

Де-Ангел боялся расплаты за содеянные злодеяния на советской земле и спешил улизнуть к американцем. Теперь все стало ясно. Были созданы группы преследования. Бойцов посадили на танки и самоходы, автомашины и бросились вдогонку. Враг далеко не ушел. В течение трех дней части второй танковой армии немцев были разоружены и пленены. В плен было взято более 30 тысяч солдат и офицеров, достались и богатые трофеи: сотни танков, орудий, пулеметов, много складов и обозов.

              Десятого мая войска 64-го корпуса вступили в г. Грац и Лейпциг. Здесь 13 мая и отпраздновали День Победы.

              Через 3 войны прошел Герой Советского Союза генерал-лейтенант И.К.Кравцов. через 5 европейских стран прошли руководимые им войска, освобождая народы Европы от фашистского ига.

              После войны Кравцов командовал 64-м Дунайским корпусом, стоявшем в Румынии. А с 1946 по 1950 г был командиром стрелкового корпуса в Забайкалье.

Окончил с отличием в 1954 году Высшую Военную Академию Генерального штаба, был направлен в Прикарпатский военный округ, где командовал 34-м гвардейским стрелковым корпусом.

              Он избирался делегатом 17 и 18 съездов коммунистической партии Украины, до 1958 года был депутатом Верховного Совета УССР.

Последние годы своей жизни И.К. Кравцов был в запасе. Советское правительство высоко оценило боевые заслуги генерал-лейтенанта И.К.Кравцова. он был награжден 17-ю орденами и медалями Советского Союза, в том числе: двумя орденами Ленина, тремя орденами Боевого Красного Знамени, Орденом Кутузова 2-й степени, Орденом Богдана Хмельницкого. Кроме того он имел болгарские, югославские и монгольские ордена и медали.

              Трудящиеся города Турну-Северин Румынской народной1 республики избрали его Почетным Гражданином города и одна из улиц этого города носит его имя. Наши земляки назвали одну из улиц своего села, где он родился и провел сове детство, именем генерала Кравцова. А в Чуровичской средней школе пионерская дружина тоже носила имя прославленного полководца Кравцова.

              19 октября 1964 года правительственная делегация Советского Союза во главе с маршалом Советского Союза Бирюзовым, в состав которой входил и Герой Советского Союза генерал-лейтенант Кравцов, вылетела на празднование 20-летия освобождения г. Белграда от немецко-фашистских захватчиков. Недалеко от Белграда самолет потерпел катастрофу. Погибли все члены делегации и экипаж самолета. Останки героев похоронены в Москве на Ново-Девичьем кладбище.

              На месте гибели самолета установлен гранитный монумент, где всегда лежат у его подножья живые цветы и венки.

              Бороздит воды морей и океанов  гигантский танкер «Генерал Кравцов», построенный по заказу Советского Союза на судоверфи в Югослваии, водоизмещением 28220 тонн, длина 186 м, ширина 23,4 м, высота – 12,5м. Принят государственной комиссией и поднят на нем государственный флаг Советского Союза 5 октября 1966 года.

              Память о верном сыне Родины, Герое Советского Союза генерал-лейтенанте И.К.Кравцове навсегда останется в сердцах советских людей.

Бронзовый бюст героя установлен в музее в г. Брянске.

              Трагически сложилась и жизнь семьи Кравцовых. Еще в годы гражданской войны, в 1919 году от рук бандитов на Украине погиб красноармеец Агафон Кравцов – старший брат Ивана Кондратьевича. В сентябре 1943 года скончался от ран, полученных на фронте, сын генерала Владимир, ушедший добровольцем в 1941 году на Волховский фронт.

              В 1941 году где-то на Смоленщине или под Рославлем пропал без вести брат Василий, а в октябре 1943 года при форсировании Днепра смертью храбрых пал и брат Авраам. И остались в живых только сестра генерала Татьяна Кондратьевна и в Москве дочь генерала и жена.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *